Санкт-Петербургский
Институт Экономики,
Культуры и
Делового Администрирования
На главную
главная о  вузе образование структура наука контакты ссылки

Санкт-Петербургский Институт Экономики, Культуры и Делового Администрирования

Телефон для справок: (812) 317-86-12(812) 317-86-12

 

МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ КОММУНИКАЦИИ В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ
Чукуров А. Ю.
заведующий кафедрой гуманитарных и социальных дисциплин ЧОУ СПб ЭКИДА,
кандидат культурологических наук, доцент

Кривич Н. А.
доцент кафедры теории и методики преподавания философско-культурологических дисциплин РГПУ им. А.И.Герцена,
кандидат культурологических наук

Сегодня стало очевидно, что система образования в нашей стране переживает состояние перманентного реформирования. Практически каждое новое правительство, каждый новый министр образования начинает свою деятельность с предложения реорганизации высшей и средней школы. Возможно, ключевая проблема здесь заключается не в желании привести образование к некоему идеалу, а элементарное неумение ценить традиции и банальное стремление позиционировать собственную компетентность. Центральной идеей реформирования стало вхождение России в Болонскую систему на правах полноправного партнера. Очевидно, что попытка привести учебные планы в соответствие с требованиями Болонской декларации будет иметь как положительные, так и отрицательные последствия. Сегодня мы уже не можем формулировать вопрос следующим образом: зачем нам это нужно, если система высшего образования в нашей стране ни в чем не уступала западным аналогам? Мы подписали соответствующие документы и вошли в «поле» Болонской системы. Теперь куда более актуально обсудить, как и каким образом минимизировать неизбежные издержки.

Под угрозой, прежде всего, оказываются гуманитарные дисциплины в учебных планах тех специальностей, где они не являются профилирующими. На Всероссийских совещаниях заведующих кафедрами гуманитарных и социальных наук, пленарных заседаниях тематических конференций, наблюдаются яростные споры между представителями различных социально-гуманитарных направлений о приоритете тех или иных дисциплин. Философы кричат о том, что именно философия формирует мировоззрение человека; историки с пеной у рта доказывают, что лишь «Отечественная история» воспитывает патриотизм; ну а без физической подготовки и заботы о здоровье так вообще никуда… Чаще всего, за всеми этими спорами стоит не благородное и неистребимое стремление воспитать патриота, и вовсе не желание сформировать мировоззрение у очередного несчастного студента, а обычная и абсолютно понятная борьба за выживание, поскольку всем давно очевидно, что в том объеме, в котором они существуют сейчас в государственных стандартах, гуманитарные дисциплины не останутся. И, прежде всего, это коснется непрофильных специальностей.

Представляется, что речь должна идти не об исключении или, наоборот, расширении той или иной дисциплины, а о необходимом и достаточном минимуме каждой из них для студентов специальностей, где социально-гуманитарных блок не является профильным. И в этой связи резонно задать вопрос: что мы хотим получить от, например, будущего менеджера или маркетолога? А от менеджера в сфере культуры? Какими знаниями, навыками и компетенциями они должны обладать, чтобы считаться специалистами в своем деле? А что должно отличать их, получивших высшее образование, от людей со средним специальным образованием?

Существующий стандарт дисциплины «Культурология» мало соответствует требованиям времени. И проблема не в том, что он не подходит какой-то конкретной специальности, а в том, что он превращает культурологию в нежизнеспособную дисциплину. В этом виде она не нужна ни будущим менеджерам, ни историкам, ни кому-либо еще. Подбор дидактических единиц носит не просто фрагментарный характер, а выглядит буквально мозаикой, созданной в дикой спешке человеком, страдающим от жестокой лихорадки. Это общие сведения о дисциплине, но не сама дисциплина.

Создается впечатление, что цель при составлении стандарта была одна: доказать всему миру, что культурология – это вам не историческая дисциплина, не история культуры, а сложная теоретическая наука. Эдакая странновато выраженная претензия на мировоззренческую значимость – мы, мол, не хуже философов! С одной стороны, не видно внутренней логики, взаимосвязи между отдельными составляющими стандарта, а с другой – явное несоответствие количества дидактических единиц и среднестатистического, отводимого для аудиторной работы времени на их усвоение.

Полагаем, ни для кого не секрет, что во всех вузах обычное время на изучение культурологи – это 18 аудиторных лекционных часов. И это еще хорошо, если только лекционных! Резонно возразить, что есть еще и вне-аудиторное время, так называемая самостоятельная работа, а в свете Болонской декларации, ее доля будет стремительно возрастать. Однако необходимо обратить внимание на то, что изучение дисциплины «Культурология», как правило, происходит на первом курсе и в первом семестре, – а так называемых «фоновых» знаний и навыков для самостоятельного изучения сложных теоретических категорий у студентов попросту еще нет. И что мы получаем в итоге? Дисциплина оказывается мало информативной, и студенты не видят никакого практического ее применения. Даже наличие такой дидактической единицы как «прикладная культурология» в первом абзаце стандарта, не помогает соотнести ее с реальной жизнью.

Зачем такое обилие сложных для понимания теоретических категорий, если в федеральный блок уже входит дисциплина «Философия»? Представляется, что культурология должна быть с одной стороны информативной, а с другой практически направленной. Прежде чем начать разбираться с теоретическими категориями, студент первого курса должен расширить свой кругозор и научиться оперировать историко-культурными категориями, а для социально ориентированных специальностей, например, менеджера в культурно-досуговой сфере, это особенно важно. Кроме того, желательно, чтобы студент постоянно видел связь дисциплины с реальной жизнью и будущей профессией, и не обязательно дожидаться, когда в расписании появятся такие дисциплины как «Менеджмент в конгрессно-выставочной деятельности» или что-то подобное. Тем более, что иных дисциплин, связанных с культурной жизнью может и не оказаться в учебном плане, и культурология будет единственной.

Культурология должна обеспечивать и еще одно направление развития и воспитания гармоничного человека и полноценного гражданина: культуру межнационального и межкультурного общения. В этой связи одной из центральных частей дисциплины должен стать раздел «Межкультурная коммуникация». Сегодня в большинстве стандартов как для специалитета, так и для бакалавриата такого курса нет. Подобная дисциплина встречается только в некоторых стандартах магистратуры, в то время как ее актуальность в наше время сложно переоценить.

В ситуации обострения межэтнических противоречий и возрастающего этнокультурного идентитета, а также с учетом возникающего межцивилизационного напряжения проблемам межкультурной коммуникации должно уделяться повышенное внимание. Тем, более, что Болонская системы предполагает активизацию академической мобильности, а значит, наши студенты будут постоянно пребывать в ситуации интеракции, быть готовыми к этому. Воспитание толерантности – разве это не достойная задача для культурологии? Проблема воспитания неконфликтного поколения в современных условиях и с учетом принципов Болонской декларации стоит особенно остро.

Другая, не менее важная проблема, – это преодоление межконфессиональных противоречий. Для России (культура которой, по мнению ряда ученых, относится также как и культура Скандинавских стран к числу феминных) непосредственный интерес представляет опыт Швеции. Причем, опыт этот, хотелось бы отметить, носит сугубо культурологический характер и великолепно сочетает практику и теорию.

В течение последних десяти лет группа преподавателей из Стокгольма разработала курс для школ в районах, где проживает большое число эмигрантов, преимущественно с мусульманского Ближнего Востока. Хорошо известно, что окраины Ринкебю, Тенста и Хьюлста населены иммигрантами из Турции, Ливана, Сирии, Ирака и Ирана. Здесь также имеются большие группы беженцев из разных частей Африки. В школах этих районов Доротея Розенблад вместе с коллегами разработала курс "Амбар Авраама" – "дети Авраама". Эти группы "новых шведов" прибыли из стран с разными социокультурными условиями, что явилось серьезным испытанием для образовательных учреждений, призванных объединить их для мирного сосуществования. В этой ситуации материалы Центра Доротеи Розенблад "Дети Авраама" оказались очень полезными и эффективными. Обращаясь к основному общему материалу иудаизма, ислама и христианства и знакомя с ними учеников через изложение сюжетов, драму, танец, живопись, преподаватель не только применяет культурную перспективу наведения мостов между молодыми представителями различных культур, но и подробно разбирает основы главных мировых религий. Несмотря на древность, традиционные сюжеты Ветхого Завета и Корана вполне оказываются соотносимы с опытом личных переживаний, межличностных отношений, деталями обыденной жизни. Сосредотачиваясь на сходных чертах мировых религий, молодые представители разных культур постигают общее культурно-историческое наследие.

Разработки Центра "Дети Авраама" были опробованы в 1996/1997 учебном году на двух классах гимназии Платенсколан в г.Мотала, администрация и педагогический коллектив которой поддерживает тесные контакты с Университетом г. Линчепинг, а с 1999 года – с северо-западным регионом России, городами Выборг и Санкт-Петербург.

Экспериментальный курс был рассчитан на 30 часов. Преподаватели начинали с обозрения трех "религий Авраама", их предпосылок, исторического развития и различных вероисповедальных аспектов. Сравнительный анализ становился центральным на всех занятиях в ходе курса. В ходе разбора трех религий одной из центральных тем становится тема "Бог всевидящий и всеведающий" и вместе с ней – проблемы страдания и искупления. Тема выносится в самом начале курса, поскольку прекрасно иллюстрируется многими ранними сюжетами Торы, включая празднование Пасхи, спасение от египетского пленения и т.д., и может быть прослежена далеко вглубь истории. Эта тема представляет бога, как испытывающего веру своих подданных, распределяющего благословение среди преданных блюстителей завета и наказания среди отступников. Все религии в равной степени представляют Бога всеведающим. На разных этапах курса ученики знакомились с большим количеством соответствующих фрагментов Ветхого Завета, Нового Завета, Корана. Каждый слушатель был снабжен Библией и Кораном. Различия между тремя Авраамовыми традициями очевидны, но налицо также и сходства, и эти и другие темы, которые затрагивают шведские преподаватели в ходе этого оригинального курса, позволяют детям увидеть эти сходства, понять общность корней трех традиций, а следовательно – стать ближе друг к другу, понять представителя иной культурной среды.

Российская культурология, обладая, прекрасной теоретической базой, вполне может представить несколько вариантов подобного рода методик, взяв на себя эту важную функция – воспитание терпимости и толерантности, а, тем самым, заявив о своей практической направленности и значимости в условиях поликультурного российского общества.

Межкультурное воспитание отвергает культурную гегемонию какого-либо этноса, ассимиляцию культур малочисленных народов, способствует культурной самоидентификации и выстраиванию межкультурного диалога. Однако, студент не сможет обучиться межкультурной коммуникации при отсутствии знаний по истории культуры.

Подводя итог, можно констатировать, что культурология балансирует на тонкой грани между полным исчезновением и тотальной всеохватностью. С одной стороны она (пусть в урезанном виде) присутствует в образовательных стандартах высшей школы, с другой, при малейшей возможности учебные заведения стремятся сократить часы, отводимые на эту дисциплину. Открытым остается вопрос и о наполнении дисциплины – о соотношении теоретических, исторических и практических знаний. Однозначно, что место и роль культурологического знания в системе высшего образования необходимо переосмыслить. Это не только вопрос методический, – это вопрос выживания дисциплины, сохранения ее в стандартах высшего образования, а также вопрос существования самой науки в новых условиях.

 

 

главная о  вузе образование структура наука контакты ссылки
Неофициальный сайт Санкт-Петербургского Института
Экономики, Культуры и Делового Администрирования
Сделано в Студии Ивана Фёдорова
Официальный сайт СПб ЭКИДА — http://www.ekida.ru
Belcanto.Ru - в мире оперы OperaNews.Ru - все об опере Классическая музыка.ru